Claudius Antonius Gallus
I want your loyalty or I'll get my revenge.
Гуманизм, как концепция, вероятно, уже исчерпал себя. В качестве практики он, разумеется, актуален, и многие культуры еще только нуждаются в приобщении к его ценностям. Но гуманизм - это та парадигма социальных отношений, о реализации которой мы (как человечество) уже имеем представление, знаем о препятствиях и ошибках, вероятных на данном пути, и даже обнаружили некоторые побочные эффекты. Это уже процесс отладки, бета-тестирование, но над чем трудится в этот момент "команда разработчиков"?

Наша эволюция пошла по пути социальных "мутаций". Пути совершенствования общественного устройства. "Команда разработчиков" - это все мы, люди. Что же нас ждет дальше, какая идея следующей захватит умы? Я не беру в расчет локальные процессы, которые на какое-то время могут приводить к возвращению старых схем. Они происходят повсеместно, и это часть генерального движения, частный случай реакции на него.

В дискуссиях с одним моим коллегой я подобрал идею "осознанного бытия".

На данный момент объем осознаваемых активностей в нашей психике критически мал. Большая часть наших действий - движение по уже имеющимся сценариям. Наш выбор поступков, кажущийся нам свободой воли, ограничен имеющимся в психике набором паттернов. Мы можем расширять этот спектр вариантов за счет заимствовании их у других людей, но и в этом случае нас ограничивает некая система связей собственной психики. Грубо говоря, пессимист-параноик не может воспринять и интегрировать сценарий, в котором наличествует элемент "попросить у другого человека", поскольку в его картине мира выстроены такие представления, которые из ситуации "попросить у другого человека" формируют только одно следствие "другой человек откажет в просьбе". И сценарий, в котором такой элемент был и вел к иному результату, признается психикой неработающим. Вот почему, заметим между делом, психотерапия это адский труд.

К счастью, психика предусматривает возможность сборки новых сценариев. Мы очень редко делаем это и только в тех ситуациях, когда иного выхода попросту нет. Потому что данный процесс не только тратит все наши ресурсы (собственное, депрессия, обычно, означает именно такую внутреннюю работу, которая отнимает весь психический и даже физический потенциал), но еще и приводит к ломке устоявшихся представлений, а это может означать угрозу для целостности Я. Поэтому такой процесс связан с личностным кризисом. Точнее, наоборот - похоже, сформировать новый сценарий можно только в момент кризиса, когда перестраиваются какие-то структуры личности. Так вот, основное предназначение сознания - создание новых сценариев или отдельных их веток.

Большая осознанность означает расширение того объема представлений и связывающих их сценариев, которые может вместить в себя наша сознательная часть. Ограничены ли мы как-то по объему осознаваемого, "это науке пока что неизвестно"(с). Вероятно, потому что до сих пор никто и близко не достигал этих границ. Проблема в другом: человек очень критичен к себе (и к другим, к человеку вообще). Большинство информации, которую хранит наше бессознательное, вызывает у нас животный ужас и желание откреститься "это не я", "у меня не так". Необходимо повышать силу собственного Эго, то есть свою способность признать как можно больше страшной, травмирующей информации о себе самом.

Тут следует оговориться, что большинство "пугающих" данных о самом себе у человека должны перестать быть пугающими, как только мы на уровне социума перестанем идеализировать человеческое существо и требовать от него некой "чистоты помыслов". Вот и вплелось социальное.) Только поступков может ждать социум от индивида, но никакого "мыслепреступления" быть не может. Преступно убеждать личность в том, что любое ее чувство может быть запретным. Должен остаться только запрет на действие, наносящее вред другому, но никто никогда не должен чувствовать себя "плохим" из-за того, что ему, к примеру, хочется бить людей.

И если это будет реализовано, то та информация, которая еще будет пугать (потому что не все можно признать "естественным" по принципу, который описан мною выше), все-таки будет восприниматься куда менее болезненно. Потому что человека будет поддерживать некий ресурс самопринятия, которое он даст себе, признав нормальным все то, что бывает свойственно человеческому существу. И то, что нельзя, как я выразился, "признать естественным", никак не связано с моралью. Я говорю об однозначно травмированных участках нашей психики, причиняющих вред нам самим. К примеру, это то, что увидит нарцисс, осознав свою нарциссичность. Одна из самых страшных вещей, которую можно о себе узнать, между прочим.

Большая осознанность означает возможность отказа от бездумного следования сценариям. Подобный отказ не может быть полным, поскольку иногда требуется "стрелять, а потом думать", да и многие наши действия достаточно эффективны, чтобы мы притормаживали реакцию ради бесполезных размышлений (это потеря эффективности). Но должна быть произвольность в "переключении между режимами". Когда я чувствую, что вот-вот отреагирую не адекватно, а в соответствии со своими невротическими искажениями, я останавливаюсь и смотрю на ситуацию сверху. И реагирую на ситуацию, а не на воображаемую картинку, возникшую из моих проекций.

Как выразился все тот же мой друг: "...когда человек всегда сможет ответить на вопрос "зачем я это делаю?". Когда станет обычным делом учить детей знать, что происходит в их внутреннем мире".

На эти темы я могу говорить целую вечность, поэтому перейду к тому, ради чего я начал писать эту запись - к социальному значению осознанности. Может показаться, что польза от ее развития в себе - только для личности. Это не так.
Во-первых, это новая инкарнация все того же гуманизма.
Во-вторых, осознание своих истинных потребностей перераспределит спрос и ценности как на материальные, так и на духовные объекты.
В-третьих, снижение невротизации каждого члена общества приводит к тому, что часть сценариев, процветающих сейчас, просто умрет. Потому что они имеют чисто невротическую природу. И к сокращении объема преступлений это также должно привести.
Наконец, возможно, самое ценное с точки зрения общественных интересов - осознанность ведет к принятию ответственности. Сначала - за свою жизнь, потом - за благополучие своей ячейки, коллектива, страны. Сколько времени продержался бы любой, самый коррумпированный и авторитарный режим, если бы завтра все граждане вдруг проснулись бы с чувством ответственности за происходящее, без подавленной инициативы (на личном, а не государственном уровне), чей поиск решений не был бы замутнен существующими только в их психике, а не реальными препятствиями (это об искаженной картине мира)?

Вероятно, в подобном обществе обнаружились бы свои "болезни", которые мы сейчас даже представить не можем. Но и это не выходит за рамки эволюционного процесса - мы что-то получаем, что-то теряем. Прогресс или регресс определяется только тем, насколько улучшение общей ситуации превосходит ее же ухудшение.
Впрочем, я только начинаю думать об этом, и представления мои все еще весьма сырые.)

@темы: Club des Jacobins